Блог

30 июня
2011

Персонализация контента

Недавно обсуждали с ребятами из 2 Nova персонализацию результатов поиска в Google.

Мало кто знает, что то, что Google найдет для одного, отличается от того, что он предложит другому. Гугл запоминает, что вы уже искали, и на какие результаты кликали. И строит из этого предположения о том, что вам интересно, а что нет.

Опасения, что это очередной признак заката демократического веба, на мой взгляд, напрасны, однако здесь есть ряд интересных моментов, которые хочется обсудить:

Во-первых, прозрачность

На странице результатов, Гугл умалчивает о том, что результаты фильтруются. Полагаю, что это лишь логичное приложение политики компании делать сложные внутренности элементарными на вид. Но здесь мы оказываемся в пограничной зоне между удобством и этикой.

У каждого из нас есть право на информацию (оно закреплено статьей 19 Всеобщей декларации прав человека). То, как мы ее фильтруем и воспринимаем — зависит от нашего кругозора, интересов и конкретных задач. Релевантность — штука не только многокомпонентная («Акция» пишет, что Гугл использует 57 критериев персонализации результатов), но и контекстная — то есть по одному и тому же запросу одного и того же человека могут интересовать различные результаты, а угадать, какие именно, довольно сложно.

Все, что нужно чтобы эту проблему решить, это сделать дополнительный переключатель «персонализированные результаты», а «все результаты» — оставить для поиска с «чистого листа».

Момент второй — исследовательская функция поиска

Одна из самых важных, если не самая важная, особенностей веба заключается в том, что он позволяет нам находить то, о чем мы еще не знаем. Представьте каким бы удручающе скучным стал мир, если бы мы могли только углублять уже существующие знания, лишившись возможности интересоваться чем-то из других областей?

В той же заметке Акции приведен пример, как автору книги «The Filter Bubble», либералу, в Facebook перестали показывать записи его друзей-консерваторов, потому что он на них не кликал. Это пример слишком грубой интерпретации поведения: то, что человек не стал что-то читать, совершенно не означает, что ему это не интересно.

Иными словами, знание о существовании информации, которая не актуальна в данный момент — тоже знание. Это позволяет пользователю лучше ориентироваться в теме и сохранять устойчивость ментальных конструкций, крепче интегрируя их в контекст других знаний.

Кроме этого, если человек увидит что-то действительно неожиданное и аппетитное, он вполне может отвлечься от первоначальной задачи. В этом и заключается суть интернет—серфинга: постоянные, на первый взгляд иррациональные переключения с одной волны на другую.

Момент третий — стратегический

Google и Facebook предоставляют нам сервис, он конечно же должен быть полезным и удобным. Главное не перепутать одно с другим.

Фильтрация результатов по более-менее объективным признакам делает его более удобным. Одновременно, лишение поиска исследовательской функции, то есть сужение рамок выдачи, делает его менее полезным. Польза — это функция. Удобство — то, что делает использование этой функции приятным и эффективным.

Возможно, что функцией Гугла станет «персонализированный поиск», но от компании-монополиста, которую многие путают с самим Интернетом, ждут все-таки поиска «всего, что там есть». Удобно отсортированного и легко воспринимаемого.

А если говорить о действительно удобной персонализации, то дело скорее за различными методами отображения содержания, семантическим анализом и предложений результатов на основе доверия и экспертных оценок.