Блог

21 августа
2011

Информационная Архитектура

О существовании понятия «информационной архитектуры» подозревает далеко не каждый специалист, имеющий отношение к веб-разработке, не говоря уже об остальных «knowledge workers». Те же, кто подозревают, редко находят в ней что-то большее, чем решение о том, из чего состоит меню сайта и как будут называться его разделы. Зря, потому что структура того, как информация подается непосредственно определяет то, как эта информация уложится у нас в голове.

В том, что мы не задумываемся о структуре потребляемой и передаваемой информации, на самом деле нет ничего удивительного. Построение ментальных конструкций — фундаментальное свойство сознания, встроенное в нас слишком глубоко, чтобы обращать на него внимание.

Мыслительная архитектура

Для того, чтобы что-то осознать или запомнить, нам необходимо интегрировать новую информацию в уже существующую ассоциативную систему. Иначе, она так и останется незамеченной, то есть не познанной. Незаметно для нас самих, мы выстраиваем целые города из всего, что знаем. Структуры — неявный и сложно вербализуемый, но очень влиятельный язык нашего мышления.

Для того, чтобы запомнить новое слово, нам необходимо привязать его к уже известным синонимам. Чтобы запомнить дорогу, нам требуются ориентиры на местности. Чтобы выбрать место на полке для новой книги, а потом суметь ее найти, нужно знать принцип, по которому вы организуете свою библиотеку.

Все это — информационные архитектуры: ментальные системы координат, которые мы строим, чтобы хранить значимую для нас информацию. Очевидно, что информационная архитектура обязана быть понятной и стабильной, чтобы мы всегда знали, где именно искать то, что нам понадобится.

Вспомните, когда Колумб открыл Америку?

Мой мыслительный процесс выглядит примерно так:

  1. Мне нужен год, то есть 4 цифры.
  2. Они были похожи на номер автобуса, на котором я в детстве ездила в школу — 642-й.
  3. 1642 не подходит — Колумб был раньше. Значит, 1462-й.

Близко, но не верно. Правильный ответ — 1492-й. На номер автобуса действительно похоже, но необходимость переворачивать цифру «6» заметно усложняет путь до правильного ответа. Для поддержания беседы такой «любительской» схемы будет вполне достаточно. Для ответа на экзамене — вряд ли.

Профессиональные мнемонисты, запоминающие огромное количество всего, в том числе и бессмысленных последовательностей чисел, — мастера построения высокоэффективных схем записи информации. Но мнемонисты работают с одной отдельно взятой головой. Когда же дело касается передачи информации из одной головы в другую, информационная архитектура отвечает скорее не за количественные, а за качественные показатели.

Ментальная картография

Информационный архитектор — картограф. Он составляет схему, помогающую нам ориентироваться в информационном пространстве. Но, в отличие от географических карт, описывающих уже существующий ландшафт, информационный архитектор сам этот ландшафт и создает. Он в прямом смысле проектирует информационное пространство, определяя, что в нем будет находиться и как будет между собой связано.

Жутковато представить, но все те понятия, которые кажутся нам очевидными и незыблемыми — не более, чем информационные архитектуры, глубоко вросшие в нашу культуру. Деление на прошлое, настоящее и будущее, противопоставление плохого и хорошего, наличие 4-х времен года и 60 минут в часе — не более, чем ментальные конструкции, помогающие нам познавать и ориентироваться в действительности. Они — возможные варианты интерпретации действительности, но не она сама.

Прекрасным тому подтверждением служат как раз географические карты. В век Google Maps сложно представить, что карта может быть «неправдой». Однако если мы вспомним, что на плоском жидкокристалическом мониторе мы рассматриваем поверхность даже не шара, а геоида, а снимки планеты делаются в разное время дня и года, то станет понятно, что смотрим мы не на планету, а на ее абстрактную модель. Но именно это и делает Google Maps настолько полезными: они содержат то, что нам требуется, выкидывая лишнее.

Google maps

На Google-карте мы не видим снимков, сделанных ночью, или не требуем постоянного обновления изображений. Нас не интересуют локальные изменения вроде ремонта дороги или здания. Для этого существуют специальные карты.

Еще более красноречивый картографический пример того, насколько сильно организация информации влияет на восприятие — карты, нарисованные с других точек зрения:

Мир глазами жителей ЮАР

Мир глазами жителей ЮАР. Иллюстрация из книги «This Means This, This Means That. A User’s Guide to Semiotics», Sean Hall

Или карты эскимосов, которыми нужно пользоваться не глазами, а пальцами. «Нарисованы» они, надо полагать, на слух — именно с помощью него эскимосы ориентируются в пространстве.

Мир глазами жителей Гренландии

Карта, нарисованная с точки зрения жителей Гренландии. Иллюстрация из книги «This Means This, This Means That. A User’s Guide to Semiotics», Sean Hall

Точно такими же «картами» являются и все системы организации информации. Видовая классификация Линнея, описывающая мир живой природы, библиотечная система Дьюи, помогавшая расставлять книги в библиотеках, структура департаментов в корпорациях, рубрикаторы журналов и сценарии фильмов — все это схемы, которые могут помогать восприятию в одних условиях и мешать в других.

Десятеричная классификация Мелвила Дьюи

Диаграмма десятеричной системы классификации книг, спроектированной Мелвилом Дьюи. И о ней, как представителе стремительно устаревающей «деревянной» модели мира, и о системе царств я писала в дорогой моему сердцу заметке «Увидеть сеть за деревьями».

Структура как часть содержания

Информационная архитектура — основа содержательного комплекса. Она организует передаваемые смыслы и образы оптимальным способом, задавая нужную структуру. Выбирая композиционное решение, последовательность изложения или тип используемой диаграммы, мы задаем систему координат, в которой читателю, слушателю или зрителю будет легко ориентироваться, сравнивать и находить связи между объектами, о которых мы ему рассказываем.

Информационная архитектура — одновременно и инструмент. А эффективен инструмент только тогда, когда мы имеем представление о его возможностях, с которыми будем разбираться в следующих заметках.