Блог

02 Март
2011

О большом Дизайне на IZTP

Я готовлю вторую версию Дизайн-типологии. Чтобы не повторять там уже сформулированные вещи, заранее публикую ссылку на заметку о возрастающей роли дизайна, написанную уже больше года назад для IZTP:

Если человек говорит о себе «я дизайнер», вседа приходится уточнять дизайнер чего именно. При условии, разумеется, что вам недостаточно знать, что человек этот творческий, хорошо одет и пользуется оргтехникой компании Apple. Почему так размылось понятие дизайна?

Можно попробовать свалить все на язык. Да, в русском языке не было слова «дизайн», как не было ни графического, ни средового, ни промышленного дизайна. Была техническая эстетика и художественное проектирование.

«Дизайн» для широкой общественности появился только в 90-х, что и закрепило за термином определенные коннотации. Когда среди пост-советского визуального треша вроде «ярмарки Коньково» и газеты «Экстра-М» стали появляться аккуратно сверстанные рекламные проспекты, журналы и чуть позже веб-сайты, невозможно (и совершенно ненужно) было представить, что дизайн это не просто красивые картинки. Добавили путаницы и подешевевшие компьютеры, и пиратские диски с графическими редакторами, которые породили целое поколение дизайнеров-любителей, освоивших Photoshop. К их чести, некоторые выросли в действительно дизайнеров, но тем не менее, еще для очень многих наших сограждан дизайнер — это человек, который убирает блики с фотографий.

Для остальных же, и в России и на западе, дизайн — это что-нибудь аккуратное, красивое и хорошо бы еще удобное: диван, машина, соковыжималка или веб-сайт. В вопросах языка с большинством спорить сложно, поэтому придумали понятие design thinking, которое и должно агрегировать в себе все то, что не поместилось в дизайн обычный.

Не поместилось, конечно же, самое главное: дизайн — это не результат (продукт), а процесс.

Сложный процесс целенапраленного создания чего-то лучшего, процесс оптимизации.

Точнее, так было в XX веке, в XXI, похоже, дизайн идет еще дальше.

Медленная трансформация в понимании его задач и возможностей началась в 80-х, после так называемого дизайн-бума, но ключевую роль сыграл конечно Интернет.

В новой среде зоны профессиональной ответственности накладывались друг на друга сложным узором, на местах пересечений вырастали новые специальности: дизайн взаимодействий, контент-дизайн, веб-дизайн, информационная архитектура и информационный дизайн. Перечислять их можно очень долго, но я хочу остановиться на первом — дизайне взаимодействий, который вскоре стал практически неотделим от более широкой категории под названием Experience design, что я могу перевести только как «дизайн ощущений».

Именно осознание нематериальности ценностей, которые создает и оберегает дизайн, привело к его развеществлению и значительному расширению его интересов. Разговоры про дизайн бизнес-процессов и сервис-дизайн уже никого в профессиональной среде не удивляют. Но это не предел. Подумайте о дизайне системы образования, языка, государственного устройства или религиозной конфессии.

Тут читатель должен насторожиться и задаться вопросом, почему же именно дизайн? Какого черта дизайнеры вместо того, чтобы заниматься соковыжималками, посягают на устройство общества? Вообще говоря, действительно, дизайнерам в привычном понимании, лучше ограничиться соковыжималками. Но мир, точнее некоторые образовательные учреждения (вот, например, Стэнфорд), уже готовит нам новых, настоящих дизайнеров, умеющих дизайном мыслить.

Ценность настоящего дизайн-процесса в том, что он многомерен, открыт, и, что очень важно, ориентирован на человека. На нас с вами.

Попробую чуть подробнее:

1. Многомерность

На самом деле, чаще используют еще менее понятное слово «трансдисциплинарность». Как бы там ни было, суть в том, что дизайн подразумевает организованное сотрудничество самых разных специалистов: технический работников, социологов, антропологов, психологов, врачей, социальных работников. В общем всех, кто может применить свой опыт в решении каждой конкретной задачи.

2. Открытость

Вот это то самое, что отличает дизайнеров от всех остальных людей — умение видеть одно и тоже с разных сторон и в разном масштабе, в зависимости от того, какой подход окажется более эффективным. Об этом я буду еще писать.

3. Ориентация на человека

Бизнес ориентирован на прибыль, государство на порядок, медицина, в зависимости от того, частная она или государственная, либо на первое, либо второе. Дизайн же ищет лучшие решения для мира людей, поэтому новый большой дизайн — еще и устойчивый.

Подведу итог. Дизайн — гораздо больше, чем продукт творчества. Это развивающаяся методология для оптимизации чего бы то ни было. Пока существует то, что этой оптимизации требует, есть смысл с ней хотя бы ознакомиться. Что я и постараюсь делать в рамках проекта iztp.

Заметка «Большой дизайн» была опубликована в веб-журнале «IZTP» в 2009 году.